27.12.2022

Получая Нобелевскую премию в 1966 году «за открытия, касающиеся гормонального лечения рака предстательной железы», Чарльз Хаггинс (Charles Huggins) признался: «Нам просто повезло в некоторых метаболических  экспериментах использовать именно собак – единственных лабораторных животных, у которых с возрастом, как и у человека, развивается рак предстательной железы».

В экспериментах с собаками в 1941 году доктор Хаггинс со своими учениками Кларенсом Ходжесом (Clarence V. Hodges) и Уильямом Уоллесом Скоттом (William Wallace Scott) показал связь между эндокринной системой и нормальным функционированием ПЖ и то, что блокирование мужских гормонов удалением яичек или применением эстрогенов вызывает регрессию опухоли простаты. Регрессия и последующее облегчение боли часто были заметными уже в течение нескольких дней, а иногда и часов после терапии.

Лекарственная терапия, являющаяся до сих пор фундаментом помощи пациентам с РПЖ, была создана Эндрю Шалли (Andrew Shally), лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине 1977 года, «за открытия, связанные с секрецией пептидных гормонов мозга». В 1971 году группа Эндрю Шалли очистила декапептид – гипоталамический рилизинг-фактор лютеинизирующего гормона (ЛГРГ), хроническое увеличение которого снижает уровень тестостерона посредством подавления рецепторов ЛГРГ. «Десятки и сотни тысяч гипоталамусов свиней понадобились для того, чтобы выделить химическую субстанцию в количестве, достаточном для определения формулы, –  описывает Эндрю Шалли многоступенчатые эксперименты, проводимые с середины 50-х годов. – Для получения первой порции гормона массой всего 800 мкг нам понадобилось 165 000 (!) гипоталамусов».

В период с 1972 по 1979 год группа Шалли синтезировала более 300 аналогов ЛГРГ – некоторые из этих молекул до сих пор остаются наиболее эффективными вариантами гормональной терапии у пациентов с РПЖ. Приглашаем к просмотру  видео, в котором эксперт детализированно рассказывает обо всех вариантах АДТ и молекулах, с использованием которых можно добиться максимальной эффективности.

Длительное время кастрационным уровнем считалась  концентрация тестостерона  < 50 нг/дл. В 2000 году Oefelein MG и коллеги измерили уровень тестостерона у 35 пациентов, перенесших орхидэктомию в связи с РПЖ. «Средняя концентрация тестостерона после хирургической кастрации составляет 15 нг/дл, поэтому мы должны говорить о пересмотре критериев кастрации, – заключили авторы исследования. – Пороговым уровнем кастрации должна считаться концентрации тестостерона < 20 нг/дл».

Проф. Б. Я. Алексеев также обращает внимание на необходимость выбора более чувствительных методов лабораторной диагностики и стремление к истинно кастрационному уровню тестостерона. «Достижение уровня тестостерона ниже 20 нг/дл может оказаться более выигрышным, чем нахождение этого показателя в пределах между 20 и 50 нг/дл», – отметил эксперт.

27.12.2022

Партнёрский материал

Кульминация научных достижений?

В большинстве случаев на стратегию лечения пациента с метастатическим раком предстательной железы (мРПЖ) не повлияет ничего, кроме объема метастатического поражения. Зачем в таком случае столь скрупулезно изучать и описывать опухоль? О подводных камнях патоморфологической оценки и о том, как на них можно поскользнуться, – в специальном выпуске программы «Экспертный взгляд» с Н.А. Горбань и А.М. Поповым.

Подробнее ⟶