Щекутеев Никита Андреевич

врач-онколог онкоурологического отделения, аспирант кафедры общей онкологии и урологии, ФГБУ "НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова", г. Санкт-Петербург

Замороженная опухоль

Как заморозить опухоль так, чтоб не отморозить окружающие органы, и может ли холод исцелить от рака? Научный коллектив НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова имеет ряд разработок, которые увеличивают точность и эффективность криоаблации. О собственном опыте лечения 56 хрупких пациентов с использованием отечественных технологий рассказывает молодой ученый.

07.06.2022
Щекутеев Никита Андреевич , Носов Александр Константинович

В 1995 году M. Uchida с соавторами сообщили о чрескожной криоаблации у двух пациентов с метастатическим ПКР, которым к тому моменту уже была проведена эмболизация и системная терапия интерферонами. Применение экспериментального метода лечения было обосновано неэффективностью предпринятых попыток лечения. «Криохирургия уже применяется в дерматологии, гинекологии и отоларингологии», – написали авторы статьи, отметив, что весомым препятствием для более широкого применения была навигация.

Появление УЗИ-навигации сделало возможным проведение криоаблации. Однако, как отметили авторы работы, для становления криохирургии как клинического метода требовалось решить еще ряд вопросов, в частности связанных с поддержанием необходимой температуры в требуемом радиусе, а также обеспечением безопасности для здоровой паренхимы и других органов.

Пациенты умерли через 5 и 10 месяцев после проведенного лечения. И рецензент статьи проф. W. G. Bowsher написал: «Если что-то возможно сделать, это не означает, что оно должно быть сделано». Рецензент поднял ряд проблемных вопросов криоаблации, отметив, что основным результатом любой инновации должно быть улучшение качества жизни пациента.

Практически одновременно M. G. Delworth выполнил криоаблацию опухоли открытым и лапароскопическим доступом двум молодым пациентам (31 и 32 года) с единственной почкой. Использование тогда еще экспериментальной методики было попыткой максимально сохранить паренхиму.

«Уже в 1996 году AUA исключила методику из списка экспериментальных, что и дало старт ее официальному клиническому применению, – отмечает Никита Щекутеев. – В настоящее время радиочастотная аблация и криоаблация входят в рекомендации отечественных и мировых профессиональных сообществ».

Аблация в рекомендациях

Согласно отечественным рекомендациям проведение криоаблации опухоли почек возможно у отдельных пациентов.

Показания для проведения криоаблации:

  • стадия cT1a (диаметр опухоли не более 4 см);
  • возраст старше 75 лет;
  • наличие отягощенного анамнеза или конкурирующих заболеваний, обусловливающих ожидаемую продолжительность жизни менее 5 лет и (или) ассоциированных с высоким оперативным риском;
  • локализация опухоли по задней поверхности, преимущественно средняя или нижняя треть почки.

Целью аблации не является излечение. Рекомендации постулируют необходимость достижения длительного локального контроля над опухолью с избеганием выполнения хирургического вмешательства и ассоциированных с ним рисков осложнений и смерти.

Перед выполнением аблативной операции необходимо выполнить биопсию опухоли. Это требование связано с наличием риска присутствия доброкачественного новообразования. «В нашей практике доля доброкачественных новообразований составляет примерно 10 %, такие пациенты остаются под наблюдением», – обращает внимание Никита Щекутеев.

Кроме того, в рекомендациях отмечена различная эффективность при разных гистологических подтипах. «В случае наличия хромофобного ПКР мы проводим три цикла аблации вместо стандартных двух, в остальном подходы в лечении пациентов с разными гистологическими подтипами не отличаются», – говорит Никита Щекутеев.

Отмечено, что в случае рецидива допустимо проводить повторную аблацию. «Мы обычно продолжаем наблюдение и повторную аблацию выполняем, если опухоль достигает диаметра 20 мм», – подчеркнул Никита Щекутеев.

Своя система

Специалисты НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова используют для криоаблации системы отечественной разработки – МКС (Medical Cryotherapy System, MCS), в которой в качестве хладогена используется жидкий азот. «В основном криоаблация проводится на аргоновых системах, однако применение азота более эргономично и экономически выгодно», – отметил Никита Щекутеев.

Одно из ключевых изобретений разработчиков – это криозонд диаметром иглы всего 1,5 мм. Разработчики отмечают, что создание миниатюрных инструментов потребовало решения ряда задач. В частности, чтобы обеспечить возможность применения криоинструмента малого диаметра, приходилось использовать высокое давление в канале подачи хладагента (более 6 бар), что снижало безопасность медицинской техники. Кроме того, криозонды создают риски для повреждения здоровых тканей, что также потребовало технических решений.

Подробное описание решений, позволивших создать миниатюрный и безопасный криозонд, работающий при вдвое более низком давлении (3 бар), можно ознакомиться по ссылке.

Разработчики заявляют: использование в криозонде иглы меньшего диаметра, а также обеспечение эффективной термоизоляции наружной поверхности нерабочего участка иглы позволяет снизить травматичность криохирургического воздействия и сократить время послеоперационного восстановления.

«В зоне деструкции температура составляет −40 ˚С, на периферии −6 ˚С, это позволяет эффективно воздействовать на опухолевые клетки и минимизировать негативное влияние на здоровую ткань», – говорит Никита Щекутеев.

Опыт применения отечественной разработки и клиническую результативность ученые представили в 2020 году на EMUC – постерный доклад можно посмотреть ниже, а также скачать по ссылке по формате pdf.

Также основные положения работы доложены и обсуждены на других профессиональных мероприятиях. Это:

  • Петербургский международный онкологический форум (VI и VII Российский онкологический научно-образовательный форум с международным участием) «Белые ночи, Санкт-Петербург (2020, 2021);
  • научно-практическая конференция «Стереотаксическая пункционная чрескожная криоаблация рецидивной опухоли единственной почки под КТ-навигацией с использованием российского криогенного оборудования», Санкт-Петербург (2020);
  • IV и V конгресс АСУР «Аблативные технологии рака почки», Москва (2020, 2021); XI Съезд онкологов и радиологов СНГ и Евразии, Казань (2020);
  • 12-й Европейский мультидисциплинарный конгресс по онкоурологии (EMUC20 Virtual Congress) (2020);
  • III Всероссийская мультимедийная конференция «Медицина высоких технологий», Москва (2021);
  • XVIII научно-практическая конференция онкологов Узбекистана «Профилактика, диагностика и современное лечение урогенитальных опухолей», Ташкент (2021).

«Криоаблация – это альтернативный метод лечения, однако он позволяет дать шанс любому пациенту, в частности пожилому, имеющему высокие хирургические риски и отягощенный анамнез, – говорит Никита Щекутеев. – Мы должны прилагать максимальные усилия, чтобы использовать даже малейший шанс, данный нашим пациентам».

РООУ благодарит научный коллектив за работу и желание помочь самым хрупким пациентам! С интересом наблюдаем за достижениями коллектива и желаем успехов!


07.06.2022

Носов Александр Константинович

с экспертом работал

Носов Александр Константинович

к.м.н., доцент, член Правления РООУ, старший научный сотрудник, заведующий хирургическим отделением онкоурологии и общей онкологии ФГБУ "НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова" Минздрава РФ, г. Санкт-Петербург

Партнёрский материал

мРМП: переосмысление безнадежности

Безнадежность лечения пациентов с распространенными формами РМП уже поставлена под сомнение. Детализированный разбор прежних и настоящих возможностей лечения – в специальном обзоре для РООУ.

Подробнее ⟶