24.01.2022

«Я не думаю, что ингибиторы ангиогенеза исцелят от рака, но они сделают опухоль более чувствительной к другим видам терапии», – написал Джуда Фолкман (Judah Folkman) в 1998 году в Scientific American. Это он в начале 60-х годов вел исследования по поиску кровезаменителя, а уже в 1971 году в NEJM описал роль неоангиогенеза и сформировал концепцию антиангиогенной терапии.

Открытие Дж. Фолкмана заслуживает Нобелевской премии. И он бы ее получил, если бы прожил немного дольше: «До появления ингибиторов ангиогенеза общая выживаемость пациентов была экстремально низкой, в среднем 10–12 месяцев», – говорит А. С. Калпинский.

Зато Нобелевская премия вручена за второй компонент терапии, рекомендованной в настоящее время в первой линии мПКР вне зависимости от прогноза. James P. Alisson и Tasuku Honjo в 2018 году получили ее «за открытие противоопухолевой терапии путем ингибирования негативной иммунной регуляции». Ингибиторы контрольных точек иммунитета (PD-1, PD-L1, CTL4 и др.) восстанавливают механизмы, благодаря которым здоровый организм в норме сам справляется с раковыми клетками.

Интересно, что интерфероны приводят к увеличению экспрессии PDL1, и иммуноингибирование становится доминантным механизмом. Вероятно, что именно из-за этого попытки «общей иммунотерапии» оказались неэффективными: «Чем сильнее вы жмете на газ, тем мощнее сигнал тормоза», – сказал G. Freemen в 2015 году на ASCO-GU, обсуждая биологические основы успехов и неудач иммунотерапии.

Появление ингибиторов контрольных точек иммунитета дало вторую жизнь вопросу о целесообразности адъювантной терапии ПКР.

«Мы годами твердим одно и то же: что 40 % пациентов с местно-распространенным ПКР будут иметь метастатическую болезнь и нам нужна адъювантная терапия», – говорит И. В. Тимофеев. И в ноябре 2021 года FDA уже одобрило пембролизумаб для применения в адъювантном режиме у пациентов промежуточного/высокого и высокого риска прогрессирования, перенесших нефрэктомию или метастазэктомию.

В момент доклада результатов KEYNOTE-564 показатели безрецидивной выживаемости вызвали восторг слушателей: ведь риск рецидива при использовании пембролизумаба снижался на 32 %. Но быть ли адъювантной терапии в реальной практике – вопрос спорный, уверен И. В. Тимофеев.


Уважаемые коллеги! РООУ приглашает присоединиться к четвертому Tumor Board Young, который пройдет под руководством к. м. н. А. С. Калпинского 27 января в 15:00.

24.01.2022

Партнёрский материал

мРМП: переосмысление безнадежности

Безнадежность лечения пациентов с распространенными формами РМП уже поставлена под сомнение. Детализированный разбор прежних и настоящих возможностей лечения – в специальном обзоре для РООУ.

Подробнее ⟶