04.08.2021
Tumor Board Young #2: «Тактика лечения локализованного ПКР»

Хирургия остается наиболее эффективным методом в отношении пациентов с локализованным ПКР. Показанием к проведению радикальной нефрэктомии или резекции является наличие локализованных форм ПКР (стадии сТ1-T2N0M0), выбор же определяется доступностью опухоли, ее размером и отчасти гистопатологическими характеристиками. И именно вопросам нелекарственного лечения ПКР посвящена предстоящая школа.

В ходе предстоящего мероприятия с докладом Хирургическое лечение (Резекция почки открытая vs лапароскопическая vs робот-ассистированная; Резекция vs НЭ) выступит Шпоть Евгений Валерьевич, д.м.н., профессор, заведующий отделением, руководитель роботического центра клиники урологии ФГАОУ ВО «Первый МГМУ имени И. М. Сеченова» Минздрава РФ, г. Москва.

Роль аноксии при резекции почки раскроет Черняев Виталий Александрович, к.м.н., онколог, уролог, член Правления РООУ, доцент кафедры онкологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет имени А. И. Евдокимова» Минздрава РФ, г. Москва.

С докладомоб осложнениях органосберегающих методик выступит Котов Сергей Владиславович, д.м.н., профессор, уролог, онколог, заведующий кафедрой урологии и андрологии лечебного факультета РНИМУ имени Н. И. Пирогова, заведующий отделением урологии ГКБ № 1 имени Н. И. Пирогова Минздрава РФ, г. Москва.

Альтернативами хирургическому лечению могут быть активное (динамическое) наблюдение, выжидательная тактика и применение аблятивных методик. Как зафиксировано в отечественных рекомендациях, динамическое (активное) наблюдение ПКР стадии cТ1aN0M0 может быть предложено отдельным пациентам старше 75 лет и (или) имеющим тяжелые сопутствующие или конкурирующие заболевания, обусловливающие ожидаемую продолжительность жизни <5 лет и (или) ассоциированные с высоким операционным риском. В популяционных исследованиях динамическое наблюдение за пациентами с малыми опухолями почек продемонстрировало низкий темп увеличения новообразований и невысокую частоту метастазирования (1−2 %), а также отсутствие достоверных различий ОВ между оперированными и находящимися под динамическим наблюдением пациентами.

И хотя во всем мире позиции в отношении активного наблюдения более или менее схожи, мнения научных сообществ несколько разнятся. Например, AUA подчеркивает допустимость активного наблюдения лишь при опухолях менее 2 см. В рекомендациях EAU и ESMO не дано четких указаний о порядке и периодичности применения визуализационных методов исследования, в то время как AUA рекомендует повторение визуализации каждые 3–6 месяцев в первый год наблюдения и допускает более длительные интервалы в последующем. И только рекомендации AUA предоставляют четкие критерии, требующие перехода от активного наблюдения к лечению, – ежегодное увеличение опухоли более чем на 5 мм или изменение клинической стадии заболевания. Этот параметр был подтвержден и в исследовании, представленном в 2020 году на ежегодном конгрессе AUA: Sullivan M с коллегами проанализировали результаты активного наблюдения среди почти 300 пациентов и отметили, что частота развития метастазов минимальна, если скорость ежегодного прироста опухоли не превышает 5 мм в год.

Кроме того, в мировой литературе обсуждаются дополнительные параметры, которые могут быть учтены в тактике активного наблюдения. Согласно данным Antonio Finelli, имеются различия в скорости роста опухолей почки в зависимости от гистологического типа: при светлоклеточном ПКР опухоль растет значительно быстрее, чем в случае наличия папиллярной дифференцировки (0,25 см vs 0,02 cм за год).

Оправдано ли активное наблюдение и кому оно может быть предложено? Всесторонне этот вопрос осветит Попов Александр Михайлович, к. м. н., член Правления РООУ, заведующий онкоурологическим отделением ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой» Управления делами Президента РФ, г. Москва.

Применение аблятивных методик также рекомендовано для отдельных пациентов с ПКР стадии cТ1aN0M0 в возрасте старше 75 лет и (или) имеющих тяжелые сопутствующие или конкурирующие заболевания, обусловливающие ожидаемую продолжительность жизни <5 лет и (или) ассоциированные с высоким операционным риском. В настоящее время в рутинной практике возможно применение радиочастотной абляции и криоабляции ПКР. Другие методы могут применяться только в рамках клинических исследований. Аблятивное лечение может осуществляться перкутанным или лапароскопическим доступом. Перед выполнением аблятивной операции необходима биопсия опухоли, роль и место которой также по-разному определены в рекомендациях EAU, AUA и ESMO.

С докладом об аблятивных методиках выступит Калпинский Алексей Сергеевич, к.м.н., член Правления РООУ, старший научный сотрудник МНИОИ имени П. А. Герцена – филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава РФ, г. Москва


В ходе школы эксперты представят собственный клинический опыт и рассмотрят поднимаемые вопросы на примере реальных клинических случаев. Приглашаем вас присоединиться к трансляции 5 августа с 15:00 до 17:00. Регистрация на участие и программа мероприятия доступны по ссылке: roou.ru/tumor-board-young-2/

04.08.2021

Партнёрский материал

мРМП: переосмысление безнадежности

Безнадежность лечения пациентов с распространенными формами РМП уже поставлена под сомнение. Детализированный разбор прежних и настоящих возможностей лечения – в специальном обзоре для РООУ.

Подробнее ⟶