Новости

25.07.2019

Анализ данных канцер-регистра SEER обнаружил, что за период 2010-2015 гг. в группе больных локализованным раком предстательной железы низкого риска прогрессирования существенно возросла доля пациентов, выбирающих активное наблюдение или выжидательную тактику, причем преимущественно среди пациентов моложе 55 лет (рост в 4 раза), чем в более старшей группе (рост в 3,5 раза). Также проанализированы безопасность и отдаленные онкологические результаты

Группа американских исследователей проанализировали частоту выбора активного наблюдения/выжидательной тактики и отдаленные результаты у пациентов, страдающих раком предстательной железы с низким риском прогрессирования, причем с учетом возраста больных (моложе 55 лет vs. старше 55 лет).

Дизайн исследования обусловлен тем, что среди экспертов продолжается дискуссия о выборе тактики лечения для мужчин моложе 55 лет, страдающих РПЖ низкого риска: с одной стороны, эксперты отмечают риск снижения качества жизни, которое может наблюдаться после радикального лечения РПЖ. Сохранение качества жизни путем отсрочки или отказа от радикального лечения, становится одним из важнейших факторов, влияющих на принятие решения о тактике лечения. С другой стороны, эксперты предупреждают о потенциальной угрозе потери терапевтического окна для радикального лечения РПЖ, при выборе консервативной тактики (активного наблюдения/выжидательной тактики).

Для исследования из базы канцер-регистра SEER (Surveillance, Epidemiology, and End Results) были отобраны данные о 50 302 больных с впервые выявленным РПЖ низкого риска прогрессирования, установленным в 2010-2015 гг. Пациенты были стратифицированы по возрасту на две группы (≤55 лет vs. ≥56 лет). Молодой возраст ≤55 лет на момент манифестации заболевания был у 9.973 (19,8%).

Результаты исследования показали, что доля больных, выбирающих активное наблюдение/выжидательную тактику, выросла с 8,61% (2010) до 34,56% (2015) среди пациентов моложе ≤55 лет (рост в 4 раза, p<0,001), и с 15,99% (2010) до 43,81% (2015) среди пациентов старше ≥56 лет (рост в 3,5 раза, p <0,001).

В обеих возрастных группах наблюдалось снижение доли больных, выбирающих хирургическое (радикальную простатэктомию) или лучевое лечение (p<0,001). Частота выбора радикальной простатэктомии снизилась с 69,71% до 48,38% (среди молодых пациентов ≤55 лет) и с 41,95% до 27,5% (среди пациентов ≥56 лет). Частота выбора радикальной лучевой терапии снизилась с 21,68% до 17,06% (среди молодых пациентов ≤55 лет) и с 42,06% до 28,64% (среди пациентов ≥56 лет).

Факторами, ассоциированными с выбором активного наблюдения/выжидательной тактики (p<0,001), были наличие ≤2 положительных биоптатов (vs. 3 биоптатов, ОР 3,15), возраст старше ≥56 лет (vs. ≤55 лет, ОР 1,63) и выявление РПЖ позже 2012 года (vs. до 2012 года, ОР 2,65).

Медиана наблюдения за пациентами составила 41 мес (максимальный срок – до 71 мес). Пятилетняя опухолево-специфическая смертность была <0,30% во всех возрастных группах и тактиках лечения (активное наблюдение, радикальное хирургическое или лучевое лечение). Опухолево-специфическая смертность больных достоверно не отличалась в зависимости от первоначально выбранной тактики лечения (p=0,40).

Авторы исследования пришли к заключению о безопасности и тенденции роста выбора консервативной тактики (активного наблюдения/выжидательной тактики) у больных РПЖ низкого риска прогрессирования вне зависимости от их возраста, в то же время авторы исследования отметили сохранение более высоких абсолютных показателей доли пациентов, выбирающих консервативную тактику, среди больных старшего возраста (p<0,001).

Источник:  Mahal AR, Butler S, Franco I, et al. Conservative management of low-risk prostate cancer among young versus older men in the United States: Trends and outcomes from a novel national database. // Cancer. 2019 Jun 28 [Epub ahead of print]. doi: 10.1002/cncr.32332. PMID: 31251398