Новости

11.04.2019

Будущее робот-ассистированной хирургии — не в технологиях, а в их доступности и распространенности, а также в расширении полей ее применения. О хирургической целине детской урологии — в авторском мнении специально для УС.

5–7 сентября 2018 года в Марселе (Франция) состоялась XV встреча секции роботических технологий Европейского общества урологов (ERUS), которая ежегодно демонстрирует новейшие технологии в этой области для урологов. Эксперты со всего мира представили высококачественные роботизированные операции с интерактивной модерацией — внимание уделялось практическим моментам с «пошаговым» разбором каждого случая.

Интересной частью мероприятия нам показался технологический форум — он проводится в рамках ERUS третий раз. В течение более чем 2-часового обсуждения участники смогли узнать о перспективах развития и взглянуть на будущее роботичес­кой хирургии в целом, а также роботической урологии в частности. Профессор Prokar Dasgupta представил обзор новых технологий с точки зрения хирурга: от 3D-моделирования и реконструкции при планировании и проведении операций до презентации новых роботических систем. Он определил будущее не за развитием новых технологий, а в первую очередь за снижением материальных затрат на операции, что позволит шире внедрить робот-ассистированные операции и вывести их из сферы привилегированной хирургии в общедоступную.

Также, по мнению эксперта, будущее робот-ассистированной хирургии — за расширением полей деятельности и применением роботических систем в тех сферах хирургии, которые до настоящего времени ею еще не были широко охвачены. Новые технологические возможности эксперт увидел в разработке процессов и механизмов, улучшающих и ускоряющих передачу информационных данных.

Предполагаем, что одним из возможных полей расширения применения роботической хирургии должно быть обширное внедрение ее в педиатрическую практику, в том числе в детскую урологию-андрологию. Ведь несмотря на достаточную оснащенность роботическими системами клиник во многих европейских странах, на прошедшем мероприятии были представлены лишь две постерные работы по детской урологии. А из 58 видеопрезентаций также лишь две были посвящены операциям у детей — представлены коллегами из клиники Общественного университета Генте (Бельгия).

Отрадно заметить, что среди 84 отобранных для постерных презентаций докладов исследование по педиатрии, проведенное коллегами из Турции, было признано одной из трех лучших постерных работ. Y. Danacioglu с соавтороми представили предварительные результаты рандомизированного исследования, сравнивающего результаты лапароскопической и робот-ассистированной пластики лоханочно-мочеточникового сегмента при гидро­нефрозе у детей (Laparoscopy versus Robotic-assisted pyeloplasty in children: Preliminary results of a randomized controlled trial). Но, к нашему огромному сожалению, в рамках программы мероприятия эта работа доложена не была. Таким образом, мы лишились возможности задать коллегам интересующие вопросы и подробнее обсудить результаты с самими авторами.

Вторая работа, касающаяся педиатрической урологии, была подготовлена нашим коллективом клиники урологии Европейского медицинского центра (Москва) и, несмотря на ее громкое название «Начало роботической детской урологии в России», посвящена лишь небольшому опыту оперативного лечения детей. В ней мы рассказали об успешном лечении двоих мальчиков по поводу одностороннего гидронефроза.

Рис. Графическое отображение стадий гидронефроза, выявляемых при ультрасонографии (адаптировано по Timberlake и Herndon25).

С клинической точки зрения речь шла об абсолютно «классической» ситуации достаточно часто выявляемого у детей порока развития мочевыделительной системы. Стандартный протокол включает этапы пренатального выявления патологии по данным ультразвукового исследования в третьем триместре беременности и первичное обследование в первые месяцы жизни. По итогам первичного обследования у мальчиков был подтвержден диагноз левосторонней гидронефротической трансформации средней степени тяжести по международной классификации Фетального общества урологов (SFU 4), установлена сохранная функция почки и исключен пузырно-мочеточниковый рефлюкс. Стандартно была избрана тактика динамического наблюдения на первом году жизни ребенка.

По результатам динамической нефросцинтиграфии был установлен обструктивный характер нарушения уродинамики на уровне лоханочно-мочеточникового сегмента, причиной которого явилась врожденная стриктура мочеточника, подтвержденная интраоперационно у обоих пациентов. Классическая резекция пораженного лоханочно-мочеточникового сегмента с пластикой и наложением анастомоза по Хайнс-Андерсену была успешно выполнена у этих больных.

Несмотря на небольшой представленный опыт, данная работа была принята к презентации на Международном конгрессе. Возможно, это связано с тем, что в ней мы не просто постарались рассказать об отечественном опыте, но и попытались представить будущее развития этих технологий на основании того арсенала средств и возможностей, которые есть в нашей стране в настоящее время.

Неосвоенная хирургия

За 11 лет, прошедших с момента появления первой роботической системы Da Vinci в РФ, в стране выполнено более 10 тысяч операций, и почти 70% из них — в урологической практике. К сожалению, из 2413 роботических операций, проведенных в РФ в 2017 го­-ду, только одна выполнена ребенку. Основной и, мы полагаем, даже единственной причиной подобного диссонанса является то, что из 29 роботических систем Da Vinci, размещенных на территории страны, лишь одна располагается в клинике, оказывающей помощь и взрослым, и детям, — Европейском медицинском центре (EMC).

Несмотря на широкое развитие специализированной и высокотехнологической медицинской помощи, ни в одном из более чем 50 государственных лечебно-профилактических учреждений, оказывающих урологическую помощь детям, в том числе с широким развитием лапароскопической детской хирургии, нет роботических систем, позволяющих оперировать детей с заболеваниями органов мочевой и репродуктивной системы.

Абсолютно ясно, что, с одной стороны, обеспечение таким дорогостоящим оборудованием детских многопрофильных клиник было бы слишком затратным. С другой — оперативное лечение детей на базе «взрослых» клиник, обладающих уникальной технологией, недопустимо ввиду отсутствия организованной педиатрической службы, включающей как работу специально обученного медицинского персонала, так и материально-техническое обеспечение.

Неужели робот-ассистированные операции у детей так и останутся уникальными? Целесообразным нам видится развитие роботической детской хирургии в целом и детской урологии в частности на базе тех специализированных лечебных учреждений, которые обладают возможностью оказания помощи как детям, так и взрослым. Опыт EMC, представленный на ежегодном конгрессе ERUS, доказывает возможность развития данного направления, для чего требуются такие условия, как качественная подготовка персонала, высокотехнологичное оснащение и наличие мультидисциплинарной команды специалистов.

 

«Урология сегодня» №5 2018 – №1 2019 (56)